eregwen
Намедни, 20 декабря 2016 1734 года в малой гостиной Её Императорского Величества, Анны Иоанновны, за карточным столом собрался узкий круг. И поговаривают... ах, чего только не говорят! Например...

Говорят, что императрица была в добром здравии и улыбалась всем благосклонно.
Говорят, что при этом она была необычно тиха, зато посматривала, кто и как себя держит.
Говорят, что рядом с нею сидел Бирон и вздыхал чрезвычайно нежно.
Говорят, что ему часто не везло в картах - а, значит, везёт в любви!
Говорят, что когда Бирон в очередной раз проигрался, и начинать игру должен был кто-то "из-под" него, то это и была императрица. Sapienti sat!
Говорят, что Бирону, знатоку лошадей, когда он в очередной раз собрался ходить с червей, Наталья Фёдоровна Лопухина шептала: "Лошадью ходи, лошадью!"
Говорят, что от некоторых шуток Натальи Фёдоровны краснел сам Бирон.
Говорят, что фельдмаршал Миних, наш храбрейший Христофор Антонович, явился не в мундире, а в придворном наряде, и лучше бы он этого не делал, потому что уж очень Наталье Фёдоровне понравилась его подвеска с рубином. И она положила глаз... Впрочем, тут вопрос возникает - на что или на кого?
Говорят, что когда фельдмаршалу довелось признаваться в сокровеннейшем желании своего сердца, он попросил не что-нибудь и не кого-нибудь, а бюджет на армию увеличить.
Говорят, что Волынский, Артемий Петрович, коий пригласил Наталью Фёдоровну в термы, пригласил гостью двора нашего, пани Русецкую, в баню.
Говорят, что Лопухина и Русецкая сговорились, чтобы идти с Волынским в баню "а труа", и довести его там до того, чтобы он в обморок упал.
Говорят, что Волынский не возражал, однако же указывал на то, что баня и термы - это разные места, и каждую даму он поведёт туда по отдельности.
Говорят, что Наталья Фёдоровна порадовалась, что Артемий Петрович пани Русецкую в баню поведёт, а то ведь мог бы и послать. Этот может!
Говорят, пани Русецкая хорошо говорит по-русски, с прелестным акцентом.
Говорят, что пани Русецкая весьма скромна и держит себя строго.
Говорят, что при русском дворе много нескромности - и многие тому нескромно рады.
Говорят, что на вечере не только в карты играли, но и в фанты, и много презабавного случилось.
Говорят, что Бирону довелось из-за этого великую княжну Елисавету Петровну из рук своих яблочным пирогом кормить. На глазах у императрицы!
Говорят, что начал он это делать со слов: "За па-апу.."
Говорят, что Миних и Волынский, когда Елисавета Петровна кофию возжелала и на то намекала всячески, ради неё не расстарались, отчего она едва их веером не побила.
Говорят, что Наталья Фёдоровна один раз всё-таки побила Бирона веером, и ещё два раз грозилась сие снова сделать.
Говорят, случилось это оттого, что Наталья Фёдоровна в подсчётах ошиблась и пошутила, мол, только до 36, по количеству карт в колоде, считать и может, на что Бирон ответил: "Верно, оттого-то вам всегда 35". Тут-то веером, кружевным чёрным (венецианским!) и получил.
Говорят, что Бирон не возражал!
Говорят, что на машкераде, коий вскорости имеет место быть, Елисавета Петровна окажет всем честь, и будет услаждать слух двора свои пением.
Говорят, что нам том же машкераде Елисавета Петровна собирается протанцевать некий танец не с каким-нибудь кавалером, а сама в роли кавалера, и не с кем-нибудь, а с Натальей Фёдоровной.
Говорят, что Миних собирается преподнести Елисавете Петровне букет цветов.
Говорят, что Волынский обещался Наталье Фёдоровне кумплимент сказать, и такой, чтобы ей непременно понравилось.
Говорят, что Наталья Фёдоровна предупредила Волынского, чтобы он добрый десяток заготовил, потому что первые девять ей непременно не понравятся.
Говорят, что императрица осталась весьма довольна и вечером, и гостями. А чего ещё желать-то?